Вознесенский и Спасо-Преображенский соборы

Вознесенский собор в Лысково был возведен потомком грузинской царской династии, князем Георгием Александровичем Грузинским, которому в конце XVIII века – первой половине XIX века принадлежала большая часть этого крупного торгового поселения, расположенного на волжском пути и конкурировавшего с Макарьевской ярмаркой, находившейся до 1817 года на противоположном берегу Волги у стен Макарьевского Желтоводского монастыря. Как указывал граф Н. П. Румянцев, изучавший осенью 1816 года вопрос о переводе ярмарки в Нижний Новгород, торг велся в двух местах: в Макарьеве и Лыскове. В последнем оставались «тяжелые» товары, такие как железо, медь, чугунные изделия, сырые кожи и тому подобное. Кроме того, в Лыскове велась крупная торговля хлебом. Причем, все это происходило на земле, принадлежавшей князю, который в результате получал немалую от этого прибыль.
Возведение Вознесенской церкви началось в 1814 году на пологом холме рядом с усадьбой князя, вернувшегося в эту пору с войны 1812 года, во время которой он руководил Нижегородским ополчением. Церковь господствовала над окружающей малоэтажной застройкой, и должна была подчеркивать значения того места, где жил владелец Лыскова. По неизвестным причинам строительство завершилось лишь в 1838 году.
Имя же одного из мастеров, украшавших храм, стало известно лишь благодаря случайной находке реставраторов, снявших один из уцелевших лепных модульонов большого барабана Вознесенской церкви. На его обратной стороне было вырезано имя «ДМNТРЕI» — Дмитрий.
Архитектурный облик Вознесенской церкви характерен для культовых сооружений периода позднего русского классицизма. Ее центрический объем завершен большим барабаном, на котором покоится купол с крестом. Угловые малые барабаны имеют подобные же завершения. Все барабаны – световые. Над входами в церковь, с трех ее сторон, устроены портики. Алтарь также выполнен в виде портика, но пространство между его колоннами заполнено кладкой. В архитектуре Вознесенской церкви сочетаются колонны трех ордеров: дорического (портики), ионического (малые барабаны) и коринфского (большой барабан). Карнизы имеют лепные украшения.
В ведомостях страховой оценки 1910 года указано, что церковь «внутри и снаружи оштукатурена, покрыта железом, окрашенным зеленой масляной краской». Наружные двери – створчатые железные, а внутренние – филенчатые, со вставленными в них стеклами.
Построенная на средства одного из богатейших помещиков Нижегородской губернии, каким был князь Г. А. Грузинский, Вознесенская церковь поражала богатством внутреннего убранства. «В лысковских церквах нет недостатка в серебряных иконах и другой церковной утвари, в Спасо-Преображенском соборе же и Вознесенской церкви есть многие вещи до того богатые и ценные, что бывают предметом удивления для тех, которые посещают Лысково и эти церкви», — сообщали в 1861 году «Нижегородские губернские ведомости». Отмечалось также «отличнейшее состояние» иконостаса Вознесенской церкви, имевшего размеры десять сажен в длину и восемь аршин в высоту. Известно, что в оформлении убранства интерьеров храма принимал участие уроженец города Арзамаса, известный на всю Россию академик живописи А. В. Ступин, написавший для этого 13 картин.
Наиболее ценной реликвией, хранившейся в Вознесенской церкви, был богато украшенный напрестольный крест XVII века из Молдавии – дар все того же князя Грузинского.

Рядом с Вознесенкой церковью стоит Спасо-Преображенский собор — самая древняя постройка Лыскова, возведенная в 1711 году в стиле петровского барокко по указу деда Георгия Александровича – изгнанного и обосновавшегося в России грузинского царя Арчила Вахтанговича. Собор стал усыпальницей рода Грузинских. Снаружи храм выглядит так же, как и в XVIII веке – он отличается стройностью пропорций и цельностью облика. А вот внутреннее его убранство безвозвратно утеряно. Именно здесь более пятидесяти лет хранилась главная грузинская святыня — Крест равноапостольной Нины, свитый из виноградной лозы, которым просветительница крестила Грузию в начале IV века, задолго до принятия христианства на Руси.
У современников князя было неоднозначное мнение о нем: в его характере сочеталось самодурство и неожиданная щедрость, политическая независимость от властей и чувство глубокого патриотизма. Бытует мнение, что князя Заборского из «Старые годы» П. И. Мельников-Печерский писал как раз с князя Грузинского. Его дочь была замужем за обер-прокурором Толстым, была дружна с Н. В. Гоголем. Кто знает, может тот и приезжал сюда в Лысковские земли к князю. Некоторые литературоведы считают, что многочисленные махинации князя вдохновили Гоголя на написание «Мертвых душ».
19 августа в Спасо-Преображенском храме проводится панихида по князю и его родственникам. Это единственный день в году, когда можно попасть в усыпальницу князей Грузинских.

Читайте также: