Государственный музей-заповедник А.С. Пушкина «Болдино»

В 250 километрах от Нижнего Новгорода, на пологих холмах среди равнин, раскинулось старинное село Большое Болдино. До 1580-х годов на месте Болдино располагалась деревня Забортники, где проживали мордовцы, промышлявшие сбором мёда диких пчёл, о чём свидетельствует старое наименование. Современное название села восходит, вероятнее всего, к мордовскому имени Болдай. Уже с XVI века эта земля «в Арзамасском уезде, под мордовским чёрным лесом» находилась во владении дворянского рода Пушкиных. В 1585 году Евстафий Михайлович Пушкин, дипломат при дворе Ивана Грозного, получил Болдино в качестве поместья (без права передачи по наследству) в награду от царя за свои ратные подвиги. Евстафий Пушкин проявил недюжинную храбрость и смекалку, когда царь назначил его воеводой в Смоленске в 1580 году. Под руководством воеводы смоляне внезапно напали на литовский лагерь, захватив все пушки и лагерное имущество противника. Отличился Евстафий и при ведении дипломатических переговоров с польским королём Стефаном Баторием. В 1612 году село Большое Болдино было пожаловано в вотчину Ивану Фёдоровичу Пушкину за заслуги в освобождении Москвы от польских оккупантов. После смерти бездетного Ивана Фёдоровича его брат — воевода Фёдор Фёдорович Пушкин — получил Болдино в награду от царя Михаила Фёдоровича за ратную службу и личную доблесть, отразив наступление на Москву польско-литовских войск, возглавляемых королевичем Владиславом. С тех пор дворяне Пушкины стали знатными землевладельцами, получившим право передавать по наследству родовое имение Болдино. В 1741 — 1790 годах поместье принадлежало деду великого поэта, Льву Александровичу Пушкину. Он расширил земельные границы болдинского имения, включив в него кроме самого Болдино деревню Малое Болдино и село Кистенево, и выстроил в усадьбе Успенскую церковь. После смерти Льва Пушкина его земли были поделены между многочисленными наследниками. Так отцу Пушкина, Сергею Львовичу, досталась половина села Болдина — 140 крестьянских дворов и усадьба с господским домом и другими постройками, а позже к нему отошло и Кистенево.
Впервые А. С. Пушкин приехал в Болдино в 1830 году, накануне женитьбы на Наталье Гончаровой. Молодой жених собирался провести здесь пару недель, чтобы оформить все необходимые документы и вступить во владение двустами крепостными крестьянами, которые ему выделил отец. Однако эпидемия холеры, охватившая Нижегородчину, преградила путь поэту, и он остался в карантинной зоне. Три осенних месяца 1830 года, которые поэт провёл в Болдине, отмечены небывалым взлётом творческого вдохновения. Здесь им были написаны маленькие трагедии «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», проза «Повести Белкина», около 30 стихотворений и последние главы «Евгения Онегина», поэма «Домик в Коломне», а также ряд литературно-критических статей. Пушкин приезжал в Болдино ещё дважды — в осенние месяцы 1833 года и 1834 года, плодотворно работая здесь над своими произведениями. За короткий период времени писатель создал поэмы «Анджело» и «Медный всадник», стихотворение «Осень», завершил работу над «Песнями западных славян» и «Историей Пугачёва».
В 1949 году, к 150-летию со дня рождения поэта здесь открылся Пушкинский музей-заповедник «Болдино». Здесь сохранились старинный парк с прудами и «беседкой сказок», любимая поэтом роща Лучинник. Усадебный комплекс полностью восстановлен. Основная экспозиция, посвящённая теме «Пушкин в Болдине», разместилась в стенах барского особняка с мезонином. В комнатах, обставленных подлинной мебелью пушкинского времени, собраны не только предметы быта XIX века, но и личные вещи Пушкиных. На стенах висят фамильные портреты. Интерьер рабочего кабинета воссоздан по рисунку самого Пушкина, обнаруженному в болдинских рукописях. В конце липовой аллеи стоит деревянный флигель, когда-то служивший вотчинной, или бурмистрской конторой. Сегодня во флигеле создан мемориально-бытовой музей, рассказывающий о последнем приезде Пушкина в Болдино. Внутреннее убранство флигеля типично для крестьянских построек XIX века: две большие комнаты — собственно контора, откуда велись дела по управлению имением, и временный кабинет Пушкина соединены холодными сенями. Отреставрированные в 90-х годах здания — барская кухня, баня, людская, конюшня и амбары — превращены в выставочные залы, где выставляются предметы крестьянского быта той поры. Успенская церковь, возведенная дедом А. С. Пушкина, представляет собой величественное строение с трапезной и колокольней. Знаменательно, что освящение храма состоялось в год рождения поэта. В 1830 году в этой церкви Пушкин выступал с шутливой проповедью перед местными крестьянами: «А холера, братцы, постигла вас только от того, что оброку не платите и пьянствуете!»
Творцом легенды про «род Пушкиных мятежный» был сам великий поэт; и обаяние его гения оказалось столь велико, что все безоговорочно поверили в эту легенду. На самом деле ничего подобного не было — никто из предков поэта не выделялся яркой индивидуальностью. Они были типичными представителями своего социального круга, стремившимися идти в ногу с бурными и не всегда понятными событиями жестоких эпох Ивана Грозного и Смутного времени. Не отличаясь ни большими достоинствами, ни из ряда вон выходящими пороками, они проявили себя заурядными, но тем не менее достойными сынами дворянского сословия, сумевшими сохранить доброе имя в самых трудных обстоятельствах и верно послужить престолу и Отечеству. Даже изображенный в «Борисе Годунове» Гаврила Пушкин, как бы воплощавший, по мнению поэта, «мятежный дух» этого рода, по словам известного историка С. Б. Веселовского, «в действительности был более ловким и осмотрительным человеком, чем смутьяном и мятежником». Его дальнейшая благополучная, но ничем не выделяющаяся карьера при дворе Михаила Романова только подтверждает приведенные слова. Поэту же страстно хотелось иного. Он мечтал видеть своих предков активными участниками бурных событий Смутного времени. Поэтому он легко впал в ошибку. Пушкин в «Истории государства Российского» Карамзина нашел упоминание о том, что Евстафий Пушкин был отправлен Борисом Годуновым в Сибирь «в опалу, что на него доводили люди его», то есть по доносу дворовых. На самом деле Евстафий Пушкин был просто назначен воеводой в Тобольск и фактически стал наместником русского царя в этом далеком краю. Если это и была ссылка, то почетная. Никакой бурной ненависти к Борису Годунову она вызвать не могла. У Пушкиных не было оснований питать мстительные чувства и искать их удовлетворения в стане Лжедмитрия I. Скорее, наоборот. Ведь еще ранее, при Федоре Иоанновиче, Евстафию Пушкину были пожалованы большие земли в Арзамасском уезде — в краю мордвы. Центром его владений было село Большое Болдино.
Устроителем усадьбы в Большом Болдине был дед поэта Лев Александрович Пушкин. Им же была построена каменная (на месте прежней деревянной) церковь Успения Божьей Матери. В свое время он упустил возможность «сделать фортуну» во время переворота, возведшего на престол Екатерину II; он — офицер лейб-гвардии Семеновского полка — отказался присягать новой императрице. Об этом Пушкин пишет в «Моей родословной»:

Мой дед, когда мятеж поднялся
Средь петергофского двора,
Как Миних, верен оставался
Паденью третьего Петра.
Попали в честь тогда Орловы,
А дед мой в крепость, в карантин.
И присмирел наш род суровый,
И я родился мещанин.
Правда, и здесь преувеличение. Вероятнее всего, «крепости» не существовало. Дед поэта был просто посажен под домашний арест и на следующий год уволен со службы в чине подполковника. После этого он зажил «большим барином».

Читайте также: