Нижегородский государственный художественный музей (дом Д.В. Сироткина)

Особняк Д. В. Сироткина был возведен в 1916 году по проекту молодых художников Виктора, Леонида и Александра Весниных в одном из красивейших мест Нижнего Новгорода — на Верхневолжской набережной. Заказчик — купец Сироткин, поставил братьям следующее условие: «Вы выстройте такой дом, чтоб после моей смерти он смог стать музеем, но квартира, в которой я буду жить была деревянной». В этом пожелании переплетались воедино и взгляды прогрессивного человека, и типично купеческие вкусы. Перед авторами была поставлена трудная задача: не в ущерб зданию исполнить волю хозяина. Но талант и присущее Весниным чувство стиля помогли достичь гармонии и ясности как в планировке и формах экстерьера, так и во внутреннем убранстве. Это была первая самостоятельная работа братьев, в ней они еще обращаются к мотивам русского неоклассицизма (впоследствии Веснины возглавили направление советского конструктивизма). Здание обладает хорошими пропорциями, интересен прием создания глубокой лоджии на втором этаже, полуротонды на боковом фасаде с колоннами ионического ордера. В интерьере примечательны плафоны, расписанные одним из Весниных, использование дерева в декоре интерьера, лепнина и великолепные потолочные росписи. Стены в спальнях хозяина и хозяйки (две небольшие комнаты, разделенные опускающейся перегородкой) были выполнены в виде деревянного сруба, как и просил Д. В. Сироткин. Сейчас в особняке располагается западноевропейская коллекция художественного музея: произведения Лукаса Кранаха Старшего, Тинторетто, Джузеппе Марии Креспи, Белотто, Тенирса, Буше и многих других, в отдельном зале выставлена знаменитая картина К. Е. Маковского «Воззвание Минина».
Д. В. Сироткин принадлежал к старообрядцам белокриницкого согласия, немало сделал для своей веры и единоверцев, и вместе с тем был человеком прогрессивным, в связи с чем его нередко называли «нижегородским Саввой Морозовым»: строил богадельни, заботился о неимущих, принимал участие в открытии Народного университета, увлекался искусством и пригласил молодых, но талантливых архитекторов братьев Весниных для постройки здания, в котором планировал пожить «года четыре», а после разместить музей. Но прожил он в доме недолго — произошла революция. Первые общественные изменения он принял с воодушевлением: после Февральской революции прикрепил себе красный бант, но затем все-таки эмигрировал в Югославию. В годы Великой Отечественной войны помогал советским войскам переправляться через Дунай: давал им катера, буксиры, баржи. Когда он узнал спустя много лет, что в его особняке на Верхне-Волжской набережной все-таки разместился музей, он расплакался: вышло так, как он завещал. Вероятно, хозяин дома надеялся вернуться: В 1919 году в особняке был найден тайник, в котором хранились бесценная серебряная посуда, столовые английские и французские сервизы, ювелирные изделия, антиквариат, художественная бронза, иранские и афганские ковры,

Читайте также: