Гора Байгурезь

Байгурезь — холм, подмываемый руслом реки Чепца. Максимальная высота берегового обрыва около 20 м. Такие высокие крутые борта зрелой пойменной долины, подмываемые рекой, называются в одних местах «ярами», в других — «горами». Сложена горизонтально залегающими красноцветными породами (глины, аргиллиты, алевролиты) татарского яруса пермской системы. Останцевый холм покрыт хвойно-широколиственным лесом.
Байгурезь — памятник природы геоботанического и геологического содержания. Имеет научно-познавательную и эстетическую ценность. В настоящее время беспокоит сохранность знаменитой горы Байгурезь, а также ее редких, уникальных реликтовых растительных сообществ. Они расположены по самому краю обрыва и ежегодно вместе с исполинскими соснами уносятся волнами реки Чепцы. Неблагополучное состояние горы и покрывающей ее растительности — это отчасти следствие высокой рекреационной нагрузки, множества кострищ и пешеходных троп.
При рождении удмурты в старину давали ребёнку два имени. Первое – настоящее — знали только близкие родственники. Второе предназначалось для всех остальных. Но в первую очередь всё-таки для недругов: чтобы не сглазили. Или, как говорили старики, «чтобы не скурочили».
У горы Байгурезь тоже было два «имени». Первое – Байгурезь. Его знали и знают все. В переводе с удмуртского оно значит «богатая гора». Она действительно богата. Богата удивительно прекрасными видами, открывающимися с её вершины. Богата своей природной красотой (неслучайно в конце 1970-х годов она получила официальный статус природного памятника Удмуртской Республики). Богата Байгурезь и своим историческим прошлым. По данным археологов здесь в последней трети I-го тысячелетия нашей эры (в эпоху раннего средневековья) находилось городище, относящееся к так называемой поломской археологической культуре.
Второе название Байгурези – Бакгурезь, что означает «немая гора». Происхождение его дебёсцы объясняли по-разному.
Говорили, что когда-то у подножия Байгурези жил немой мельник. Мука на его мельнице будто бы была самого отличного помола, поэтому молоть зерно к нему приезжали с огромной округи. Отсюда дескать и пошло первоначальное название «гора немого мельника», которое впоследствии трансформировалось в «немую гору». Но хотя мельницу у подножия Байгурези дебёсцы действительно издавна содержали на общинных началах (в официальных документах Вятской губернской казённой палаты упоминания о ней встречаются с 1860-х годов), всё-таки вряд ли они когда-либо согласились бы нанять мельником немого человека. Ведь его работа как раз требовала особо интенсивного общения с огромной массой людей…
По другой легенде немой человек один раз в году мог обрести здесь дар речи. Для этого ему надо было подняться на гору по самому её крутояру и выпить на вершине рюмку кумышки. Правда, при этом также требовалось соблюсти ещё два важных условия. Во-первых, при восхождении на Байгурезь рюмку с кумышкой надо было держать в руке и не расплескать из неё ни одной капли. Во-вторых, такое чудесное обретение дара речи могло совершиться только в месяце инвожо — июне (удмуртское «ин» — небо, «вожо» — переход; изменение), в дни летнего солнцестояния – вожодыр («переходное время»).
При расшифровке этой легенды дебёсских удмуртов становится ясно, что она имеет очень древние корни. Оказывается немой в ней – это представитель мира умерших (он же мир подводный и подземный). Ежегодное восхождение его на вершину Байгурези по представлениям дебёсцев, а может быть, и всех верхочепецких удмуртов, олицетворяло собой акт вселенского масштаба. Мир в этот период, который удмурты неслучайно называли переходным и самым изменчивым, умирал и затем рождался вновь.
Считалось, что при восхождении немого на Байгурезь происходило смешение трёх миров — нижнего мира умерших (подводного/подземного), среднего мира ныне живущих на земле и верхнего мира небожителей. Время смешения трёх «этажей» мироздания для человека признавалось самым опасным. Весь окружающий мир вдруг становился шатким. Явь легко могла обернуться навью. А наваждение можно было принять за реальность.
Поэтому на Байгурезь в дни летнего солнцестояния без особой надобности ходить строго запрещалось. С одной стороны, человек здесь в такие дни мог нечаянно очутиться не на своём «этаже» и больше никогда не вернуться к своим близким. С другой стороны, своим внезапным появлением в самый неподходящий момент он мог помешать «рождению» нового мира. Это, в свою очередь, навсегда прервало бы естественный ход событий.
На вершине есть столик, скамейки и место для костра. На территории горы растут различные лекарственные травы.

Читайте также: